18 июля 2016 г. Комиссия общественного контроля в сфере науки обрати­лась к А.В. Дворковичу, В.Е. Фортову, М.М. Котюкову с открытым письмом о ситуа­ции вокруг ИНИОН РАН. Недавно поступил ответ от ФАНО России. То, что наше обращение не осталось без внимания, не может не вызывать удовлетворения. Однако мы не можем оставить полученный ответ без комментария.

К сожалению, этот ответ – еще одно свидетельство того, насколько труден диалог между учеными и чиновниками, для которых важны совсем разные вещи. В самом деле, в письме Комиссии выражалось беспокойство кадровой чехардой в ИНИОНе, где за год с небольшим сменилось четыре руководителя, причем каждый раз без объяснения причин и учета мнения коллектива. В ответе ФАНО факт смены руководителей подтверждается и объясняется, на основании каких нормативных актов это было сделано. Таким образом, ФАНО сообщает, что оно имело право производить все эти кадровые перестановки, ничего не нарушило, а значит, к нему не может быть претензий.

Однако Комиссия вовсе  не собиралась ставить под сомнение то, что ФАНО действовало в соответствии со всеми правилами и в рамках своих полномочий. Она усомнилась в осмысленности и целесообразности этих решений. ФАНО, безусловно, по действующим нормам законодательства имеет право менять врио директора института, ни с кем не советуясь, хоть раз в неделю, но очевидно, что это печально скажется на судьбе подведомственной научной организации. Эта мысль выражена в письме Комиссии вполне отчетливо, но в ответе представлена совершенно иная логика: если нечто сделано в соответствии с инструкциями и правилами, то все в порядке, независимо от того, какие это может иметь последствия для дела. Ученые пишут о том, что важно для них, а чиновники отвечают на другой вопрос – тот, который представляется единственно важным им самим.

Второй темой письма был призыв к скорейшему восстановлению библиотеки ИНИОН на прежнем месте и с современным обширным книгохранилищем, рассчитанным на рост фондов. На него дан не менее формальный ответ – сообщается о процедуре проведения архитектурного конкурса и дате его завершения (впрочем, давно прошедшей к моменту получения письма). Тот факт, что здание будет восстановлено на прежнем месте, и это 1 сентября 2016 г. подтверждено решением Градостроительно-земельной комиссии города Москвы, можно только приветствовать. Однако другой важнейший вопрос – о фондохранилище – оставлен без ответа. И неспроста: сотрудники ИНИОН уже не раз выражали озабоченность тем, что в условия конкурса ФАНО не заложило наличие большого книгохранилища (см., например, 1 и 2); соответственно, в представленных проектах его размер недостаточен даже для имеющихся книг. То, что сотрудники ИНИОН и другие ученые считают для нового здания главным, чиновникам представляется несущественным. Нам неизвестно, какими соображениями руководствовалось ФАНО при выработке параметров техзадания на проектирование. Разумеется, и в этом случае агентство действует в рамках своих полномочий и имеет право проводить конкурс так, как проводит обследование при раке слюнной железы на oncologiya.com. Правда, уже первые результаты этого конкурса вызвали протест Союза московских архитекторов (см. 3).

Ситуация с ИНИОН продолжает оставаться тревожной. В последнее время появились сообщения, что основную его часть собираются выселить из занимаемого им сейчас здания на ул. Кржижановского, д. 15, к. 2, расположенного поблизости от большинства других гуманитарных институтов, в том числе и имеющих библиотеки-филиалы ИНИОН, и от подразделений, остающихся на прежнем месте в уцелевшей от пожара части здания, и перевести в другой район Москвы. Аргументы сотрудников института  о бессмысленности такого переселения и опасения о возможном срыве выполнения государственного задания в случае третьего за полтора года переезда, высказанные в письме руководства ИНИОН от 26 июля 2016 г., опять игнорируются; и опять чиновники действуют, не нарушая никаких законов и норм, но исходят при этом из загадочных соображений, с которыми не считают нужным знакомить ученых, и это в конечном счете ведет только к ущербу для науки.

В общем, все по-прежнему происходит в соответствии с известным афоризмом «формально правильно, а по сути издевательство», которому скоро исполнится сто лет.

Комиссия общественного контроля в сфере науки